Добро пожаловать в Сказку! — Благов В.

Страница 11 из 14

Добро пожаловать в Сказку! (повесть)



Глава шестнадцатая. ПОДЗЕМНЫЙ ХОД

Кощей задолжал Кикиморе тысячу золотых. Сказал, что отдаст сразу после победы на выборах. Даже расписку в этом дал. Однако после победы прошло трое суток, а Кощей и не думал раскошеливаться.
«Как долго, как долго мне ждать возврата долга? — напевала Кикимора, сидя в уютной каморке на складе целебной грязи. — Долг, как говорится, платежом красен. Если у Кощея хоть капля совести осталась… Нет, видно, придётся мне проучить этого негодяя!»
Место для склада целебной грязи Кикимора выбрала неслучайно. Отсюда было рукой подать до Кощеева замка. Прокопать под землёй прямой, как стрела, туннель для кротов-землекопов труда не составило. Подвал Кощеева замка и склад Кикиморы сейчас разделяли лишь несколько метров глинистой почвы.Добро пожаловать в Сказку!
«Если получить должок не удастся, возьму сама из подвала столько золота, сколько смогу, а потом залью весь подвал целебной грязью!» — думала Кикимора, потирая руки. В этот момент в дверь её склада постучали.
Кикимора нехотя встала, открыла дверь. На пороге стоял странный босой мальчуган лет десяти. Одежда на нём висела мешком. Глаза горели, как у фанатика.
— Мальчик, тебе чего? — спросила Кикимора.
— Не узнаёшь? Я это! Я, Кощей!
— А-ах! Ваше бессмертие! Как вы помолодели! Вас не узнать.
— Впусти, поговорить надо!
— Что это за «впусти»? Со взрослыми надо на «вы» разговаривать. Тебя что, в школе этому не учили?
— Издеваешься, да?
— Да нет, это ты издеваешься! Я тебе грязь продала? Продала. Фотографом для тебя работала? Работала. А денег я от тебя видела — шиш с маслом.
— Ну, подожди ещё немного, — взмолился Кощей. — Я тебе потом в двойном, в тройном размере всё оплачу. Только помоги мне ещё раз.
— Опять расписку писать будешь?
— Напишу, если надо.
— Ну, уж нет, дудки. Мне твои расписки что, коллекционировать, что ли? Лучше поклянись, а я твою клятву на диктофон запишу.
— Мне у порога клясться?
— Ладно, проходи, садись. Чаю хочешь?
— Спасибо, меня уже напоили. Правда, не чаем, а молодильным соком. Хотели ещё под замок посадить.
— Сам виноват. Нечего было с этими киношными связываться. Одним словом, дурак ты, ваше бессмертие.
— Ты не обзывайся. Ты помоги!
— Чем же тебе помочь, горемычному?! — Кикимора притворно вздохнула и пожала плечами.
— Твоё подземелье, насколько мне известно, упирается аккурат в подвал моего замка.
— Это случайность. Кроты слепые. Могли ненароком и к твоему замку подкоп сделать.
— Успокойся. Я ведь не ругаться пришёл. Если твои кроты пробьют туннель в мой подвал, я их озолочу!
— Их-то зачем?! Ты меня лучше озолоти! — сказала Кикимора. — Сам посуди, на что кротам золото? Зачем их баловать? Они у меня за харчи работают. И довольны.
— Ну, да, конечно, тебя озолочу!
— А что там у тебя в подвале-то?
— «Антимолодин». Мне б один глоток, чтоб силу волшебную вернуть!
— Отомстить небось хочешь? — усмехнулась Кикимора.
— Прикажи кротам копать, — взмолился Кощей. — Поклянусь, чем захочешь!
— А что ты спешишь, как на пожар?
— Я на днях кое-кого в камень обратил. На время. Так сейчас пора расколдовывать. А тут такие дела…
— Кого ж ты обратил, если не секрет?
— Ивана с Василисой и Серого Волка, — нехотя ответил Кощей и начал оправдываться: — Пойми, я их временно. Хотел, чтоб Иван на выборы опоздал. Хотел потом расколдовать, чтобы про меня худого не болтали. А теперь, наверно, уже все знают.
— Тебя же за такие художества выпрут из президентов!
— Пусть! Сейчас мне только эликсир нужен. Ну, чем клясться-то?
Кикимора достала диктофон.
— Повторяй за мной: «Я, Кощей Бессмертный, клянусь озолотить гражданку Кикимору за то, что её кроты проложат туннель к подвалу моего замка».
— Ладно. Клянусь!
— Поклянись ещё, что в случае обмана съешь ведро пиявок!
— Клянусь! — усмехнулся Кощей. — Съем сначала пиявок, а потом и ведро. Это мне раз плюнуть.
— Что ж тебя ничем не проймёшь-то? Поклянись тогда, что женишься на мне!
— Что? — Кощей поднялся из-за стола. — Ты долго думала?
— А что? Иль я не хороша?
— Хороша-то хороша. Только лучше ведро пиявок съесть, чем на тебе жениться!
— Грубиян! Тебе эликсир нужен? Тогда клянись!
— Ладно. Клянусь отдать деньги, лишь бы не жениться на тебе.
— Не так, — поправила его Кикимора. — «Клянусь отдать деньги или жениться на тебе». Повтори!
— Ладно, — скрепя сердце, согласился Кощей. — Клянусь.
— Ну, вот и порядочек! — Кикимора потёрла ручки. — Теперь можно и к работе приступать. Эй, бригадир! — позвала она старшего крота.
На пороге появился толстый крот в солнцезащитных очках.
— Сколько вам нужно времени, чтобы соединить мой склад с подвалом Кощея Бессмертного?
— Минут пять-десять.
— Что-о?! — Кощей медленно поднялся из-за стола. — Так ты заранее всё подготовила? Ты меня ограбить хотела?!
— А ты не гневайся, твоё бессмертие. — Кикимора встала и сложила руки на груди. — Захочу и весь твой подвал за пять минут грязью наполню. Да такой липкой, что ты и не отмоешься никогда.
Кощей тяжело вздохнул и сел, понурив голову.
— Копать, что ли? — спросила Кикимора.
— Копать, — кивнул головой Кощей.
Через десять минут тоннель был готов. Кощей и Кикимора прошли по нему в тёмный подвал Кощеева замка. Кощей нащупал на стене выключатель и зажёг свет. Кикимора огляделась в подвале. Вдоль стен, чередуясь с массивными сейфами, стояли бесконечные стеллажи. Кощей рванулся вперёд и принялся шарить руками на полках.
— Ну, и где твой «Антимол»? — спросила Кикимора. — Пропал, что ли?
— Пропал! И я пропал! Только Молния могла его взять.
— Сочувствую, — сказала Кикимора.
Кощей побежал вдоль стеллажей к бронированной витрине, в которой хранился кейс. Бронестекло было разбито. Витрина опустела. Кощей оглянулся на Кикимору. В его глазах застыл ужас.
— Кейса нет, — сказал он упавшим голосом.
— А что в нём было?
— Ключи от сейфов с золотым запасом. И Штопальная Игла!
— Игла? Та самая?
— Та самая! В которой смерть моя запрятана, — обречённо сказал Кощей.
— Я думала, ты её пуще глаза своего бережёшь.
— Да я берёг! — Кощей опустился на корточки и заплакал. — Я думал, здесь её никто не найдёт.
— Да, — развела руками Кикимора. — Теперь твоё дело — труба. Ни денег, ни власти, ни бессмертия! Получается, что ты меня обманул, обанкротил.
— Да не в деньгах счастье! Деньги — вот они. Бери, сколько хочешь. Если сумеешь до них добраться. А мне они уже не помогут.
Вверху, на винтовой лестнице, послышался шум. Кощей и Кикимора, как по команде, подняли головы кверху. В подвал спускался кот Лазер. Заметив Кикимору и помолодевшего Кощея, он перегнулся через перила и мяукнул:
— А! Вы уже здесь! Тем лучше.
— Мурзик! — позвал кота Кощей. — Скажи, ты не брал «Антимол»?
— Я не Мурзик, — фыркнул кот. — Я Лазер. И ваш «Антимол» я не брал. Наверно, его взяла Чёрная Молния.
— А где она?
— Улетела за Кудыкины горы, — ответил Лазер. — А вам, господин Бессмертный, пакет от Бабы Яги.
— Что за пакет? Почему пакет? Мне — пакет? — засуетился Кощей.
— Вот. Получите. Расписываться не надо.
Дрожащими руками Кощей схватил запечатанный конверт, разорвал его и прочёл:
«Кощеюшка!
Так вышло, что твой „дипломат“ оказался у меня. Я верну тебе его непременно при одном условии: ты должен немедленно расколдовать Ивана-царевича, Василису, Серого Волка, Лешего и птичку-синичку.
Жду тебя на известной тебе Круглой поляне.
Баба Яга».
— Какую ещё птичку-синичку? — изумился Кощей. — И при чём здесь Леший? Точно помню, что их я в камень не обращал… Ко-от! — позвал Кощей. — Ты сейчас назад, к Бабе Яге?
— Угу! — мяукнул Лазер. — Она ждёт ответа.
— Передай ей, что без эликсира я при всём желании никого расколдовать не смогу. Может, случайно, так вышло, что и «Антимол» у неё?
— «Антимола» у неё нет, — ответил Лазер. — Но мы постараемся его добыть.
— Кто это «мы»? — спросил Кощей.
— Мы — Лесной спецназ, — лаконично ответил Лазер и побежал вверх по лестнице.
На крыше его ждал ковёр-самолёт.
— Однако надо лететь, — как бы извиняясь, сказал Кикиморе Кощей.
— Лети, лети, летун! — рассердилась на него Кикимора. — Только учти, что клятва твоя скоро станет всем известна!
— Не говори! — попросил Кощей.
— Расскажу! — Кикимора показала Кощею язык.
— Ну и рассказывай, ябеда!


Глава семнадцатая. ДЕД ПИХТАРЬ

— Старика придётся связать, чтобы не мешал, — прошептал пират. Он смерил взглядом варвара и остался недоволен его видом. — Ну, ты что приуныл?! Не вешай нос, Тарзан! Мы ещё своего добьёмся. Со стариком, надеюсь, ты справишься?!
— Что за вопрос?! Пара пустяков! — махнул рукой варвар.
Неслышными шагами он подкрался к деду Пихтарю сзади и накинул ему на плечи верёвочную петлю. Пихтарь как будто только этого и ждал. Подавшись в сторону, ловким приёмом самбо он опрокинул варвара на землю. Ворон поднялся, ища верёвку и потирая руку.
— Ну, ты даёшь, дед! — восхитился он. — Ты что, самбист?
— Подымай выше! — ответил Пихтарь.
— Каратист, да? — спросил варвар.
— Опять не угадал, — ответил Пихтарь.
— Ниндзя, что ли? — Варвар удивлённо приподнял брови.
— Я — русский солдат!
— А-а-а! Понимаю: бывший.
— Солдат бывшим не бывает!
— Что ж ты не спрашиваешь, кто я такой?
— А я тебя знаю. Ты — Ворон-варвар.
— Откуда ж ты меня знаешь?
— А я про тебя фильм видел.
— A-а! Так ты — мой фанат?
— Нет.
— Ну, фильм-то хоть понравился?
— Нет.
— А зачем же смотрел?
— А затем, что противника надо знать в лицо.
— Ну, ты, дед, хитёр! — усмехнулся варвар. — Такого голыми руками не возьмёшь.
— Твоя правда, не возьмёшь, — усмехнулся дед в бороду.
Но тут подоспевший пират ухватил старика поперёк туловища и завёл ему руки за спину.
— А мы не голыми руками, а железными крючками, — проворчал он.
Варвар накинул на Пихтаря аркан и принялся бегать вокруг, привязывая верёвкой деда и пирата друг к другу.
— Стой, болван! Что ты делаешь?! — воскликнул Гнильсен.
— Как что?.. Деда вяжу.
— Зачем же ты его ко мне привязываешь?! К дереву надо!
Вдвоём они кое-как привязали Пихтаря к стволу старой пихты.
— Вот тут тебе, дед, самое место! — сказал варвар, переведя дух, — Пихтарь должен под пихтой стоять.
— Что вы задумали, окаянные?! — гневно спросил дед Пихтарь, пытаясь ослабить тугую верёвку. — Снова хотите здесь свалку устроить?! Не выйдет!
— Нет, свалки здесь не будет. До этого только Кощей мог додуматься, — ответил пират. — Здесь будет завод по розливу живой воды. Часть прибыли от продажи пойдёт на благоустройство леса. Всем только польза будет.
— Польза, говоришь? Ты небось перво-наперво о своей пользе печёшься. Родник сейчас общий. А в чьи руки он попадёт по вашей милости?
— В надёжные. В руки нашей новой президентши — Чёрной Молнии.
— А какое она имеет отношение к Сказке, к нашей стране? Как, впрочем, и вы.
— Ты, дед, нам зубы не заговаривай. У нас дел невпроворот, — сказал варвар. Он вбивал в землю вокруг родника свежеструганные сосновые колья.
— Смирись, дед. Всё равно по-нашему выйдет, — проговорил пират, прибивая к одному из кольев заранее приготовленную табличку:
ЧАСТНОЕ ВЛАДЕНИЕ КОРОЛЕВЫ КУН-ФУ
— Ан нет, не бывать по-вашему! — возразил дед Пихтарь, и его слова подкрепила пихтовая шишка, больно стукнувшая варвара в лоб.
— Это кто кинул?! — вскрикнул Ворон, хватаясь рукой за голову.
— Что случилось? — спросил пират и тут же крикнул: — Ой! Так и убить можно! А ну, выходи, если не трус!
В то же мгновение с дерева на плечо пирата спрыгнула белочка Внучка.
— Я-то не боюсь! — сказала она. — А вот вы — трусы! Освободите дедушку немедленно! — При этом Внучка укусила пирата за ухо.
— А-а-й! — взвыл пират. — Маугли, Тарзан, как там тебя, помоги!
Варвар схватил Внучку за лапки и кое-как отцепил от пирата.
— Царапается! — сообщил он пирату. — Маленькая, а шустрая!
— Погляди, ухо не порвалось? — простонал Гнильсен.
— Ерунда, до свадьбы заживёт!
— Да-а! Тебе бы так — до свадьбы! — скривился пират.
— Отпустите меня, негодяи! — воскликнула Внучка: варвар так сильно сдавил её, что она не могла шевельнуться. — Не то я сейчас позову на помощь!
— Кого ты позовёшь, деточка?! — усмехнулся варвар. — Сестричку или братика?
— Мальчика позову. Он вам покажет.
— Ха! Мальчика! Испугала! Ну, давай, зови!

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.